Home

 

 «Не верил он любви, свободе, на жизнь насмешливо глядел, и ничего во всей природе благословить он не хотел». Но этот период миновал, и Пушкин выходит из кризиса повзрослевшим, расширяя свои представления о жизни. С особой глубиной дана тема нового понимания свободы в поэме «Цыганы». Романтик Алеко мечтает освободиться от всех оков, налагаемых светским обществом на человека. Он надеется стать вольным, ведя естественную жизнь, близкую к природе, и присоединяется к кочующим цыганам. Но очень скоро выясняется, что свободу он понимает исключительно индивидуалистически. Убив Земфиру, свою возлюбленную, за то, что она полюбила другого, Алеко должен покинуть табор. «Ты не рожден для дикой доли, ты для себя лишь хочешь воли», — говорит ему старый цыган. Итак, индивидуалистическое романтическое понимание свободы односторонне и пагубно, даже преступно. Истинная свобода предполагает духовную глубину и душевную чистоту. Свобода не может быть безграничной, в человеке должен быть силен нравственный закон, ставящий предел хаосу, произволу, к которому ведет такое представление о свободе.

 

Наиболее мудрые, философские стихотворения, посвященные этой теме, Пушкин пишет в конце 1820-х и в 30-е годы. Особое место здесь занимают размышления о свободе поэтического творчества. Такие стихотворения, как «Поэту», «Поэт и толпа», «Памятник» утверждают право поэта быть подвластным лишь высшей, божественной воле. Итог этих раздумий мы находим в финале «Памятника»: «Веленью божию, о муза, будь послушна, обиды не страшась, не требуя венца, хвалу и клевету приемли равнодушно и не оспоривай глупца». Очень интересно пишет об этом русский философ Б.Г1.Вышеславцев, анализируя стихотворение «Пророк»: поэт «получает высшую свободу прозрения и постижения... И еще другая свобода ему дана: свобода пророческого слова, свобода «глаголом жечь сердца людей».

 

Итак, в поздний период своего творчества Пушкин все больше задумывается о внутренней, «тайной» свободе, о духовной свободе человека. Поэт не забывает о проблеме народного освобождения, о политических преобразованиях. Но эти размышления уходят в его прозу, в поэзии им становится тесно. «История Пугачева», «Путешествие из Москвы в Петербург», «Капитанская дочка» содержат массу глубоких раздумий на эту тему. А в лирике на первый план выходят мысли, напоминающие те, что мы встречали в стихотворении «Лицинню», — о том, как же сохранить свободу личности в условиях деспотического государства. Наиболее полно они выразились в стихотворении 1836 года «Из Пиндемонти»:

Иные, лучшие, мне дороги права,

Иная, лучшая, потребна мне свобода:

Зависеть от царя? Зависеть от народа?...

Бог с ними! Никому Отчета не давать...

Но что же теперь лежит в основе представлений об истинной свободе? А то, что выстрадано и проверено всей жизнью, категории вечные: природа, творчество, прекрасное. Лишь верность им сохранит душу чистой и свободной:

По прихоти своей скитаться здесь и там.

Дивясь божественным природы красотам,

И пред созданьями искусств и вдохновенья Трепеща радостно в восторгах умиленья.

Вот счастье! Вот права!..

ДАЛЕЕ...